Реализация айкидо

Существует риторический вопрос — если идеи айкидо одни у всех, техника в принципе тоже, то почему существует столько много разных школ айкидо? Если отвечать на этот вопрос прямо, то ответ очевиден — все люди разные и все делают по-разному. Но если копнуть немного глубже, то получается следующая картина.
Система айкидо состоит из трех частей — формы, то есть техники, содержания, то есть идей и реализации данных идей в конкретной форме, то есть технике. Именно реализация — третий компонент — и отличает каждого конкретного человека и каждую конкретную школу друг от друга. Действительно —  глобальные идеи одни — айкидо — это несопротивление, неагрессия, гармония, управление нападением противника. Вряд ли кто-то, кто изучает айкидо, скажет, что это не так. С другой стороны, иккё, например, и в Африке иккё, классическая техника одна у всех школ. С другой стороны, повторяя высказывание, услышанное однажды по радио, большинство занимающихся действуют по принципу  «добро, в конце концов, обязательно победит зло, поставит его на колени и жестоко убьет». Это, безусловно, вызывает улыбку, однако, возвращаясь к идее «неагрессии», «гармонии», и «несопротивлении», необходимо понять, что либо техника, реализованная согласно приведенному высказыванию, не айкидо, либо глобальные принципы айкидо не такие. Второе высказывание, очевидно, не является верным. Поэтому логично будет предположить, что если техника айкидо реализуется по правилу «мне надо сделать её любой ценой», то становится очевидно, что это не айкидо.
Существует множество вариантов неправильного исполнения или реализации техники, но мы остановимся на наиболее глобальных.
Во-первых, вопрос гармонии. Если нет нападения, то и нет и реализации техники. В связи с этим необходимо определить, что же является нападением, или атакой. Крайностью будет, несомненно, такое поведение ассистента, когда он держит за руку и выполняет ки тест. Почему это неверно? Атакой можно назвать такое и только такое действие ассистента, когда он помещает свой ум в точку нападения и его тело следует за его умом. Строго говоря, любое воздействие на человека и принуждение его к чему-либо является одним из видов нападения. В вышеприведенном случае тело работает, а центр ума находится не в точке атаки. Разница в ощущениях уке и наге будет очевидна, если ассистент переместит свой ум в точку захвата. В этом случае наге может реализовывать технику айкидо в совершенно другом ключе. Почему это происходит? Ответ очевиден – ки ассистента расширяется в точку захвата и наге есть наконец с чем работать, и в этом случае есть возможность работать с умом уке, а это гораздо ближе к идее айкидо.
Второй аспект, связанный с гармонией, заключается в том, что действие, направленное на уке, не должно быть больше, чем нападение. Следствие из этого и то, что если нет нападения совсем, то не должно быть и реализации техники вовсе. Большую проблему вызывает вопрос о том, если на вас нападают с оружием с явным намерением убить, либо причинить телесные повреждения, где граница действий не в терминах уголовного кодекса, а в принципах айкидо?
Во-вторых, вызывает глобальное затруднение следующий аспект. Что есть неагрессия в терминах реализации техники? То есть, как сделать технику айкидо так, чтобы можно было с гарантией сказать, что это не является насилием по отношению к уке?
Здесь возникает вопрос о том, а что наге делает в принципе? Существует три различных модели поведения в случае нападения или, говоря глобальнее, столкновения с проблемами. Первая – это война. На атаку отвечают атакой, на действие адекватным действием. Это не является айкидо по определению – см. выше. Принципиально другая модель поведения – убегание от атаки, увиливание от проблем. Ни первый, ни второй тип действий не решает проблему в действительности – они лишь оттягивают момент, когда проблемы придут снова.
Ки-Айкидо предлагает иной способ обращения с нападением. Здесь мы приходим к совершенно другой реализации техники айкидо, то есть третьей части системы айкидо. Это исполнение техники с одновременным выполнением ки-тестов. Что такое ки-тесты необходимо изучать на тренировках, так как  невозможно передать ощущения через текст, я полагаю, что с этим согласятся все. Невозможно описать вкус апельсина человеку, который его никогда не пробовал. Можно лишь дать определение через отрицание – это не первый способ и не второй.
Можно, конечно, прибегнуть к классическому определению – ки – это сила, получаемая при координации ума и тела. В этом определении неясно, что же такое ум. Опять-таки, классические определения – ум – это то, что управляет телом, и ум – это нечто неясное. Из определения ки возникает другой вопрос, если можно координировать умом и телом, то значит можно управлять умом, что же в таком случае управляет умом?
Еще один вопрос звучит так – что общего и какая разница между умом и всеми другими предметами? Общая сторона следующая. Мы никогда не можем точно сказать про абсолютно любой предмет, что же это на самом деле такое. Любое определение будет неполным, и не будет отражать суть предмета. Но нам на самом деле все равно – мы пользуемся свойствами предмета, не задумываясь о его сути. Мы используем образ свойств, который отвечает нашим требованиям – например, карандаш – это предмет, которым можно рисовать, остальные свойства можно варьировать для удобства. Нам все равно, как устроен углерод внутри, проводит он электричество или нет, и пр. то же и с умом. Мы не можем дать точное и полное определение ума, однако есть способ, как им пользоваться, и, на самом деле, не единственный. Отличие ума от всех остальных предметом в том, что ум может абсорбировать все другие предметы, но это отдельный разговор.
Теперь пару слов о том, почему ум – это предмет. Современная физика говорит о том, что фотон имеет свойства как волны, так и частицы. В этом некоторая аналогия с умом – когда наш ум посещают мысли, эмоции и желания – это вибрации ума, его волновые свойства. Однако, как только мы перемещаем свое внимание из одной точки в другую, мы работаем с умом, как с объектом. Когда мы выполняем ки-тесты, мы тоже работаем с умом, как с объектом или предметом, и это принципиально другая работа по сравнению с речью, мышлением, эмоциями. Мы её делаем каждый день, не замечая этого, это в нашей природе.
Точно так же мы не замечаем тот факт, что постоянно делая технику айкидо, мы просто привыкаем, что она должна делаться именно так, мы воспринимаем как личное оскорбление любые комментарии по поводу правильности исполнения того или иного действия. Тем самым развитие останавливается, поскольку развитие – это движение вперед, а оно невозможно без постоянных изменений. Поэтому идентичное с течением времени выполнение одной и той же техники является ничем иным, как отсутствием прогресса.
С другой стороны существует точка зрения, которая навсегда устраняет все различия между школами и подходами в обучении. Если относиться к любой технике как к технике, охватывающей решение некоторого количества частных случаев нападения или ситуаций, то другая техника будет покрывать другое количество частных случаев, и развитие техники в данном контексте будет означать стремление к решению большего количества частных случаев или ситуаций. И в результате вопрос о том, какая школа или направление лучше не возникает в принципе.
Отвечая на риторический вопрос, поставленный вначале, становится очевидно, что реализация глобальных идей айкидо в технике, есть не что иное, как поиск сути того, что такое ки – так как здесь ки будет объединение идеи с формой – реализация техники, как бы мы ни старались уйти от этого.
Безусловно, в идеале необходимо быть способным на мгновенное изменение техники сообразно изменяющимся условиям и желанию наге, конечно же, с соблюдением всех принципов айкидо. Иными словами, ваша техника каждый раз должна  быть сознательно разной. Это непросто в силу определенной косности мышления и из-за привычек. В этом заключен парадокс – вы занимаетесь, чтобы делать лучше, но чем больше вы повторяете одно и то же действие, тем глубже оно в вас сидит, и с течением времени вам все сложнее меняться, а казалось бы, должно быть наоборот – чем дольше вы занимаетесь, тем легче вы должны меняться и обучаться. Поэтому очень важно постоянно быть способным к изменению и гибкости ума. Это все равно, что иметь свое собственное мнение, но при этом понимать мнение других.
Затем необходимо сказать несколько слов о самом процессе реализации техники айкидо. В идеале, если брать быка за рога, это должно быть в точном соответствии с идеей дзена о «действии во внемыслии». Это отдельная тема для разговора и ей посвящена не одна сотня книг. Можно порекомендовать «Сутру с помоста» Шестого Патриарха. В этом случае айкидо превращается из техники самозащиты в путь развития человека. Хотя если ставить в тупик, то можно задать вопрос о том, что если все пути куда-то ведут, то куда ведет данный? Где конечная точка и есть ли она? Это, без сомнения, софистика, однако все начинающие любят задавать подобные вопросы. Многие люди, практикующие буддизм могут сказать, что путь должен вести к просветлению. Однако можно их уверить, что просветление – это только начало, надо же и после этого как-то жить. В целом просветление можно обозначить как ситуацию когда «я вижу, что это такое, я вижу, что у меня это есть, у меня это всегда было, как и у всех остальных, только до определенного момента я был настолько глуп, что не видел этого».
В целом, подводя итог, слова это только слова, можно сидеть на диване и сотрясать воздух, считая себя знатоком айкидо, однако реализация принципов айкидо в конкретной технике – это единственный способ показать прежде всего самому себе, что же конкретно ты понимаешь под этим. Вопросы типа « а в чем философия айкидо?» или «а в чем разница философии одного человека, преподающего айкидо от другого?» лишены смысла прежде всего потому, что они оторваны от реальности, а именно от конкретных выражений в форме техники. Это все равно, что спрашивать, а существует ли ум без тела? Безусловно, да, но только после смерти…
Кстати, как только идея реализовывается в конкретной технике, она перестает быть философией, а становится самой жизнью.